Анна Акопян

А тогда Ахалцих поразил меня на-личием большого ко-личества пекарен, в которых выпекались невероятно вкусные мучные изделия с ореховой и прочими начинками. И еще одно яркое впе-чатление, которое ос-талось у меня от этой поездки. На узловой станции Хашури наш поезд почему-то про-стоял очень долго. На соседнем пути стоял состав из четырех пассажирских цель-нометаллических ва-гонов, выкрашенных в серебристый цвет. Один из вагонов оказался вагоном-рестораном и из него доносились мелодии танго и фокстротов, записанных на патефонные пластинки.

Как потом выяснилось, такие же пластинки были и у моего отца, который, заполучив обратно свой эспроприированный государством на время военных действий радиоприемник с проигрывателем, продемонстрировал нам свою коллекцию. Много лет спустя, уже в старших классах, я выяснил, что отцовская коллекция является одной из самых полных среди аналогичных коллекций, собранных в предвоенные годы некоторыми родителями моих одноклассников.

А пока вернемся в Хашури… В ресторане кружились в танце несколько пар, в которых в роли кавалеров выступали в основном военные, а в роли дам миловидные женщины с прическами “а-ля Целиковская”. Кто-то из пассажиров нашего вагона сделал предположение, что это трофейный состав, и что и ежу понятно, почему он оказался в Грузии.