Анталья



И когда он увидел, что правление его более удачно, неже- ли [правление] его предков, || тогда он вместе со своими ишханами и вельможами задумал венчаться царем. И отправил [людей] во всемирно прославленный город римлян, к самодержцу-императору и к папе, чтобы они пожаловали ему указ и венец царский5, ибо он не хотел из-за венца оказаться подвластным кому-либо другому, кроме как народу франкскому. И в то же время он честолюбиво думал, будто от святых апостолов Петра и Павла, пребывающих в городе римлян, получает он венец благословения.

Император и папа рим- кий послали ему великолепный венец первых царей* и одного почтенного арцвэса**, т. е. архиепископа6, возложить на голову ему венец и потребовать у него три обещания: праздновать праздник господень и всех святых, на какой бы день они ни пришлись; молитвы дневные и ночные творить всегда в церкви, чего армяне давно уже не делали из-за набегов измаильтян, а [в церкви молились] лишь только во время таинства божественной литургии, и не разговляться накануне рождества и вос кресения ничем, кроме рыбы и постного масла.

«И когда вы это сделаете,— говорил [посланец],— не заботьтесь больше о дарах и подношениях императору и папе взамен венца. А если не сделаете, мне велено,— говорил он,— взыскать с вас бесчисленное множество сокровищ: золота, и серебра, и каменьев драгоценных».