Армянин



Красивая девочка-подросток, дочь моей тетки, всхлипнула и долго еще из ее “оленьих” глазок струились слезы…

Отец мой попросил ашуга не петь больше грустных песен: “Не надрывай душу молодым, пой веселые песни”. Ашуг Галуст стал петь веселые, но ни одна из них не запомнилась, а та песня, полная сладкой печали, вечно звучит в моей душе…

Мой конь медленно ступает тропинками наших полей, из-под его копыт подымается пыль выжженной солнцем земли, и в душе моей, полной тоски, подымаются воспоминания…

На берегу Ахуряна, против нашего дома мы поставили шалаш и проводим там все свободное время — читаем, спорим, играем в нарды. У нас в гостях друзья брата, пятеро парней. Они собираются посетить Ани, это недалеко от нашей деревни. Мы беседуем на тему — идея родины. Как хорошо иметь родину, — говорят они, — родная земля священна. Это сокровенное чувство, оно имеет необъяснимую власть над нами. Родина — это земля, земля — хранительница традиций, земля создает и скрепляет нацию, потеряешь землю — и все потеряно. На этой земле родились наши деды и снова обратились в землю. Мы сами рождены, вскормлены ею, на этой земле замешана наша кровь, наша плоть, наша душа. В нас заложена земля наших бесчисленных праотцев. Родина, заключают они, — это наши предки, наши родители, мы сами, ставшие землей. И как же несчастен человек, которому суждено умереть на чужой земле, которому не доведется счастье смешаться с землей своих родителей