Арташес Гегамян (Видео)



И он с воодушевлением стал рассказывать о своих планах — обширной программе исследовательских работ, призванных раскрыть новый мир истории нашего искусства.

Я восторженно слушал, он изменился в моих глазах, раскрылся, показался человеком очень значительным.

Почти все зимы Тораманян проводил в Александрополе, занимаясь систематизацией и обобщением собранных за лето материалов. Здесь он писал свои исследования.

В Александрополе он не был принят в богатых семьях, но его знала и уважала городская интеллигенция. Особенно любили и ценили его в ремесленной среде — каменщики, кладчики-мастера, прославленные по всему Закавказью.

Я часто видел его в народных кофейнях, где он беседовал с рабочими о строительном искусстве. Надо сказать, что сам он внешностью, манерами мало отличался от простых мастеров-самоучек, хранителей традиций: небритое волосатое лицо, непритязательная одежда, большой цветастый носовой платок, жестяная табакерка…

И в кофейнях, и у себя дома каменщики-мастера усаживали Тораманяна во главе стола, всячески выказывая ему свое почтение. Звали его просто “Архитектор”