благодарить Бога за справедливость



Долгие годы живя вдали от Армении, я очень тосковал по родным, милым сердцу пейзажам, горам и ущельям, рекам и полям, по бытовым сценкам народной жизни.

И велика была моя радость, когда в 1924 году в Венецию приехал Мартирос Сарьян — участник международной художественной выставки.

Имя Сарьяна я слышал и прежде, но до этого не видел ни одной его работы.

И в советском павильоне я смотрел на полотна Сарьяна нетерпеливо, жадно, переходил от картины к картине, весь поглощенный этим зрелищем, забыв обо всем на свете, счастливый.

Перед глазами была Армения — предмет моей тоски. Вот синее небо родины, сотканный из света ее воздух. Вот восседает величественный Масис, подобно льву, вместе со своим львенком, с белой гривой, упираясь головой в небо. Вот поля Армении… Колышутся золотистые пшеничные нивы. Сияя и журча, убегают вдаль реки. Тополя с острыми верхушками, как сторожа, стоят по сторонам дорог…

Вот гроздья винограда и другие плоды, розы, совсем живые чудесные цветы — будто чувствуешь их аромат. А там — на вершине утеса — грациозная лань сияет янтарными глазами. Вот словно таинственно появившийся из первобытных времен буйвол, чей древний голос так хотелось бы услышать.

И все это одушевлено, живет, дышит, благодаря волшебной кисти талантливого художника.