врач Айк



Комитас был моим современником. С “братом Согомоном”, как звали его в Академии Геворгян, я прожил годы под одним кровом. Встречались, беседовали, шутили. Вместе странствовали по селам армянским и монастырям — местам, где он собирал, записывал песни, — Севан, Арич. Вместе путешествовали по Европе, посетили Стамбул. Но сейчас мне кажется, что всего этого будто не было. Комитас для меня теперь — легендарная личность. Жизнь его и прославленная деятельность представляется мне чуть ли не мифом, фантастикой.

Комитас — гордость нашего народа. Дело его — источник нашего национального богатства.

Чем же он заслужил столь высокое народное признание? Ни опер, ни ораторий он не писал, а сочинил всего лишь несколько арий и романсов. Но сделал нечто гораздо большее, чем все это.

Комитас разыскал затерянную в веках нашу национальную песню, армянский мелос, армянскую музыку — оригинальную, самобытную. Он — основоположник национальной музыкальной культуры.

Существовало мнение — и его разделяли многие армяне, а также и иностранцы, — что армянский народ не имеет своей национальной музыки, его песни — подражание европейским, турецким, курдским…

Неустанными трудами, силой своего гения, благодаря удивительной интуиции, а также серьезной теоретической подготовке, Комитас доказал самостоятельность, оригинальность армянской музыки, рожденной в недрах народной души и через толщу веков дошедшей до нас.