В Америке нашли грибы



Да, кстати, хочу сказать, что последнее время много пишу. Я прочитаю тебе кое-что, но только говори честно и прямо то, что думаешь. Тебе, наверное, кажется, что нельзя критиковать труды армянского католикоса? Вот, к примеру, наши монахи: в лицо мне говорят одно, а за глаза другое. Знай, что настоящему поэту пристало всегда говорить только правду сильным мира сего. Мир нас высоко вознес. Христу негде было приклонить голову, апостолы бродили босые, бездомные, а мы, их потомки, ныне живем в патриарших покоях. Об этом я и пишу.

Он встал, вышел в другую комнату, вынес тетрадь, сел, надел очки и сильным голосом начал читать. Вкратце суть была такова: автор отправляется на богомолье в монастырь апостола Фаддея, стучится в ворота: “Отопри, это я, твой преемник, нынешний владыка твоего трона. Апостол отвечает: “У меня нет трона, о каком троне речь? Я не тиран, не царь, чтобы иметь трон”. “Разве ты не знаешь, что трон твой находится в святом Эчмиадзине? И трон, и слуги, и богатство, и роскошные патриаршие покои?” “Наш господин Иисус Христос, — возражает апостол, — был бездомным и сам слуга людей. Ты не его ученик, уйди, я не приму тебя…”

Вот как закончилось в этой притче паломничество Айрика, Закрыв тетрадь, он от души расхохотался. В этом сочинении был весь Айрик с его демократической сущностью.

Он вручил мне свою рукопись и попросил, чтобы я прочел и сделал замечания.

То были нерифмованные белые стихи, впоследствии вышедшие в Египте под названием “Песни заката”, стихи, вылившиеся из-под пера восьмидесятидвухлетнего старца.