В джракане

Было за полдень. Султан Мехмед восседал на троне в огромном дворцовом зале. Зажав в кулак бороду и приложив указательный палец к тонкому длинному носу, он устремил проницательный взгляд себе под ноги, на склонившихся в низких поклонах великого визиря, начальника войска, хранителя казны и придворного звездочета.

Зоркие глаза великого визиря Махмуд-паши не отрывались от лица султана, но оно было непроницаемо, как всегда, и надежно скрывало мысли и чувства повелителя. На самом же деле султана взволновали вести, которые сообщил ему визирь.

“Ничего, ничего, — думал султан, — я всегда могу, если захочу, натравить гяуров-венецианцев на этих свиней-генуэзцев; однако лучше пока прикинуться другом, выбрать подходящее время и уж тогда разить без пощады. Да, именно так”. И он обратился к хранителю государственной казны:

— Дефтердар, не медля отправить главам Венеции и Генуи богатые подарки в знак дружбы.