Геворг Григорян



Пока Левон с братом сортировали семейные фотографии, меня пыталась развлечь жена деверя, Надежда Васильевна Персанова. С ней, равно как и с моим деверем, я познакомилась в 1943 году. Я уже говорила, что до войны Георгий Аркадьевич уехал по распределению на Урал. А в разгар войны его пригласили на родину и назначили управляющим шамлугскими медными рудниками.

Молодая семья приехала с годовалым мальчиком, тоже, кстати, Сергеем. Со временем он выучился на летчика, женился, и сейчас у него, как и у моего Сережи, двое детей. А младший сын Георгия Аркадьевича, Аркадий, ровесник моего Жорика, учится у нас в Ереване, в педагогическом институте.

По простоте души Надя, Надежда Васильевна, в отличие от прочих гостей и посетителей, не пыталась убедить меня в скором выздоровлении. Зато восхищалась заботой и вниманием, которым окружили меня мои дети, и сетовала, что ей, наоборот, не удалось воспитать своих детей “как надо”.

– Жору без конца переводили с места на место. Мне многие завидуют: вот, мол, муж всегда был на руководящей работе. А что мы всю жизнь кочевали как цыгане – этому они не завидуют. Что мы всегда жили в захолустье – этому тоже не завидуют. А в тамошних школах, знаешь, как? Учителя чуть ли не соревновались, кто нашим детям отметки получше поставит. Почему? Ну как же. Поселок-то маленький, почти все мужчины на одном предприятии работают, у Жоры в подчинении. Значит, и мужья этих учительниц тоже. Вот они и старались угодить. А я, дура, не пресекла этого, воспитание собственных детей школе передоверила. Зато мальчишки мои, не в пример мне, дураками не были, быстро всё сообразили. Вот и разболтались.

Выслушав монолог свояченицы, я кивнула.

– Ты права, конечно, каждый сам должен отвечать за своего ребёнка, за его воспитание. Посторонний человек и есть посторонний, даже самый хороший. Он никогда не даст ребенку того, что дадут ему родители. Возьми хоть меня с моим Сережей. В войну я весь день проводила в госпитале, а вечером с ног валилась от усталости. И за сыном смотрела няня, Гегуш. Замечательная хозяйка и в Сереже души не чаяла. Во всем ему потакала, вот и запустила мальчишку. Когда Левон демобилизовался, ему стоило уймы нервов и времени сделать из Сережи “человека”.