женщина не имеет права лишать ребенка отца

Не могу сказать, когда и почему замполит решил подарить свой труд нашей маме. Даром его старания, во всяком случае, не пропали. Узнав о моем намерении написать о маме, младший брат передал мне сохранившиеся в отцовском доме восемь коротеньких писем, адресованных персонально ей. В свое время их по маминой просьбе выписал из утерянной теперь книжицы наш отец. Их-то я и решил вклинить в мамины рассказы-воспоминания. Вот как они возникли. Летом 1968 года мама перенесла тяжёлую операцию, ей удалили грудную железу, и через год после этого она слегла.

Именно тогда, получив квартиру, я со своей семьей и покинул отчий дом. Мама скончалась 17 июня 1970 года, и вплоть до этой ставшей рубежом даты я ежедневно навещал ее по вечерам. Подсев к ее кровати, я иногда читал, а потом и перечитывал вслух отдельные странички из писем исцеленных ею “ранбольных”. Видно было, как дороги ей незамысловатые, бесхитростные эти письма. Как правило, после наших вечерних читок у мамы утихали боли, улучшалось настроение, ее тянуло на воспоминания, и она принималась рассказывать эпизоды своего былого. Однажды ей пришло на память, как много лет назад, повинуясь внезапному импульсу, она специально поехала на центральное кладбище, на площадку, где похоронены воины Великой Отечественной. Не без труда вспоминая фамилии умерших в их госпитале раненых бойцов, она положила на их могилы захваченные с собой скромные цветы…

Убедившись, что воспоминания оказывают на маму благотворный эффект, отвлекают от грустных, а порой и безысходных мыслей, я принес из дома магнитофон “Комета” и предложил ей: наговаривай на ленту самые памятные эпизоды прожитого. Что вспомнится, про то и рассказывай. Нам, твоим близким, это в любом случае интересно. Я не лукавил. И правда, то, что видели, о чем думали на своем веку родители, не может быть безразлично их детям и внукам, ведь их история – это наша предыстория. По счастью мама быстро привыкла к магнитофону, он ее не смущал. Она успела многое рассказать. Я внимательно слушал ее рассказы, рассказы женщины, сознающей, что умирает. И сегодня, спустя почти четыре десятка лет, перечитывая адресованные ей письма и прокручивая старые магнитофонные записи, я испытываю двоякие чувства: горжусь тем, какая замечательная была у меня мама, и грущу, что ее достоинства и заслуги так и не были должным образом оценены.