Католикос Вазген



У моей соседки по больничной палате, как только она вполне осознала тяжесть своего положения, совсем опустились руки. Она перестала бороться и целыми днями оплакивала несчастную свою судьбу. Профессор обязан был подбодрить ее, внушить надежду на благополучный исход, уверить, что она не одна, что борьба за ее жизнь продолжается, что ее поддерживают и всей душой за нее переживают семья и родные. Но он даже попытки не сделал укрепить больную морально. По необходимости эти функции (о них говорится хотя бы в вузовском курсе врачебной этики) мне пришлось взять на себя. Что делать, я на время стала артисткой и, как мне кажется, сыграла свою роль не без успеха.

Расстались мы с соседкой очень трогательно, как близкие подруги. Неожиданно для персонала она потребовала, чтобы ее выписали из больницы. Должно быть, почувствовав, что лечение, применяемое профессором, ничего ей на дает, оно попросту бесполезно.

На следующий день выписалась и я, перейдя под опеку главного хирурга республики.