Кочарян



Как я люблю свою высокогорную родину и ее скромный народ, который трудится и мечтает, страдает, — и все же поет…

“Душу этого юноши, — думал я, — обступили видения, мечты, как обступили синие туманы его родные горы и озера…”

Из наших сердечных бесед я вынес впечатление, что предо мной человек с поэтическими задатками, что в этой чувствительной душе переживания совершаются подспудно, что он воспринимает мир сквозь грезы, мечты.

Красиво село Гандза. Высоко в горах повисло оно над бездной.

Навсегда живут в моей душе тихие вечера, ночи, несущие отдохновение, время, проведенное с юным Вааном! в его родном селе.

Солнце склоняется к Абулу. Вершины гор загораются и меркнут. Сонными тенями тихо спускается вечерняя Мгла. Стада возвращаются с пастбищ. В домах зажигаются огни. Постепенно стихает шум — замирают последние шорохи. Одна за другой появляются и сверкают звезды. Пастухи разводят костер на склоне Абула. Незаметно вечер превращается в ночь… Тихо. Только сквозь сонную дрему бормочет ручеек на дне оврага, да с озера доносится легким посвистыванием нежная свирель ветерка…

Ваан с чувством декламирует прекрасные стихотворения мировой и армянской лирики: Гете. Гейне, Бодлера, Верлена, Лермонтова, Сологуба, Брюсова, Дуряна, Иоаннисиана