Лили Морто



Я уже вспоминала, как мы гостили у моего деверя Георгия. Было это в 1944 году. В следующий раз мы проводили у него отпуск через двенадцать лет. В тот год Сережа окончил школу, но, несмотря на золотую медаль, попытка поступить в МГУ окончилась неудачей. Мы настояли, чтобы он вернулся домой и сдал документы в политехнический институт (медалисты тогда поступали в вузы без вступительных экзаменов). Через день-другой, отзываясь на многократные приглашения деверя, мы с детьми поехали к нему в Туманян.

Георгий Аркадьевич получил к этому времени очередное назначение – стал директором Туманянского завода огнеупорных кирпичей. Надежде Васильевне надоело кочевать с мужем по городам и весям Армении, она с детьми предпочла осесть в ереванской квартире, а в Туманяне бывала наездами. За мужем она оставила присматривать свою племянницу Валентину. Тем летом в Туманяне оказались обе наши семьи в полном составе, не хватало только Левона.

За три года до этого врачи добились, чтобы я ушла из больницы и перешла на преподавательскую работу. Только тогда я сполна поняла все прелести вуза. Шутка ли, летние каникулы предоставляли в мое распоряжение два месяца, и я была вольна распоряжаться ими, как заблагорассудится!

Месяц, проведенный тогда в Туманяне, я уверенно отношу к тем редким моментам своей жизни, когда в полной мере ощущаешь удовольствие и радость от пребывания на этой грешной земле.

Дом Георгия, расположенный в ущелье реки Дебет, имел исключительно удачную планировку. Верхушки росших по берегу деревьев достигали открытого балкона, а тот, поддерживаемый консолью, свисал над самой рекой. На этом балконе ежевечерне устраивались шумные чаепития, а днем он был отдан в полное распоряжение Сережи. Удобно устроившись на кушетке у стены, он умудрился за месяц прочитать двенадцать томов полного собрания сочинений Джека Лондона.