Люся Акопян



Ну вот. Шах издал фирман, а в фирмане приказал Зили-Султану: вернуть этому человеку и жену, и имущество, и караван. Поднял жалобщик фирман высоко над головой — и к Зили-Султану, а сам ног под собой не чует от радости. Ну, перед фирманом шахиншаха любые двери — настежь.

Вручил он фирман Зили-Султану, а Зили-Султан передает мирзе, велит прочесть. Прочли фирман — вся кровь вскипела от ярости в Зили-Султане…

— Ого! Видать, большого сердца ты человек, раз хватило духу на меня жаловаться. Человека с таким сердцем я в своей стране еще и не видал. Недурно бы своими глазами взглянуть, какое оно у тебя.

И отдал приказ. Явился по тому приказу главный палач, а с ним и подручные. Повалили этого человека наземь, вспороли кинжалами грудь, вырвали сердце и на подносе поднесли Зили-Султану.

Долго смотрел на него Зили-Султан, потом сказал: