Малена



Гукас-ага — под этим именем он был известен в Нахичеванской губернии — был один из первых богачей в округе, владелец большого магазина и крупный торговец пшеницей.

Они с Уста были заклятые враги. Гукас считал и называл Уста жуликом, бродягой безродным: “без роду без племени, буян, с цепи сорвавшийся, пустобрех”.

А Уста по всем селам славил Гукаса как безжалостного мироеда, разбойника, отнимающего хлеб из рта у сироты: “Этот бесстыжий Гукас с человека шкуру спускает, кровь его пьет. Кровосос он, живоглот, грабитель!”

Так они честили друг друга и старались друг другу насолить.

— Что же говорил этот зверюга? — спросил Уста, поднимая бровь.

— Не о тебе, Уста джан, а о том, что отец Мукел опять получил бумагу и его снова назначают на должность. Оба очень радовались: еще один новый способ для них деньгу зашибить.

Священник Мукел был тесть Гукаса, советчик и участник всех его начинаний. Он слыл умным человеком.

— Этот долгополый — подальше бы ему от церкви быть! — вор, надувала, ишака уведет, выкрасит, да его же хозяину и продаст, на языке у него мед, а под языком лед, мягко стелет, да жестко спать. Кто знает, какую взятку он всучил в городе архимандриту, чтобы снова получить должность?