Марина Погосян



Прилетели две яхонтовые бабочки с алмазными крыльями и сели на благоуханные кудри ее. Взглянула на них Лилит и улыбнулась:

— Как было бы прекрасно, если бы всегда оставались они на кудрях моих…

И стала срывать она цветы, что источали благовоние и тысячами красок переливались вокруг нее, и убрала ими свои волосы.

Поодаль стоял Адам, поглощенно следил за подругою и внезапно осмелился приблизиться к ней.

Когда Лилит увидела, что отражение Адама смешалось с ее отраженном, в гневе отпрянула она и яростный пламень очей своих устремила на Адама.

— Лилит, Лилит, прекраснейшая из ангелов, — чуть слышно произнес Адам, — что за цветы нарвала ты?

— Эти? Это чудо-цветы, тебе не понять их прелести, — презрительно оборвала Адама Лилит.

— Нет, душа моя, я знаю в Эдеме такие места, куда не ступала даже стопа самого создатели. Я видел там бесподобные цветы несказанного благоухания, деревья со светящимися листьями, отягченные сладостными плодами… Не хотела бы ты сейчас пойти туда со мною?