Мери Томоян



Я поражался его замечательной памяти, тому, как детально и красочно умел он описывать картины природы, города, архитектурные сооружения. Он, например, помнил высказывания людей 40-х годов, мог точно назвать день, когда произошло то или иное событие.

Выйдя из патриарших покоев, я подумал, что великие люди не старятся.

Айрик любил задавать вопросы, касавшиеся новостей в науке и литературе — все это интересовало его. Однажды вечером он сказал мне:

— Ты слышал о немецком ученом по фамилии Геккель?

— Да, ваше преосвященство, он последователь Дарвина.

— На днях один из преподавателей семинарии рассказал о нем. Геккель подтверждает дарвинизм новыми вескими фактами, доказывает, что библейская история о происхождении человека — лишь миф, что человек произошел от животного. Я согласен с ним, ибо в человеке заложено многое от животного, Христос явился нам для того, чтобы бороться с этой стороной человеческой натуры, он хотел превратить человека, потомка животного, в божьего сына. Иисус прав, к этому мы должны стремиться — к тому, чтобы быть усыновленными богом.

Подробно рассказывать о мудрости Айрика, приводить его остроумные замечания, шутки, воспоминания не просто, это материал для большой книги. Мне посчастливилось встречаться с этим замечательным человеком не раз и многое услышать от него. Я привожу здесь лишь часть того, что узнал.