Мы потеряли: Ванецян на панихиде по генералу



Методы воспитания, опробованные Левоном на Сереже, сделали свое дело. К концу первого класса сына удалось изолировать от дворовой шпаны. Впрочем, я отношу это к заслугам не только мужа, но и сестры, Нины. Пропадая днями напролет во дворе, Сережа изрядно подзабыл русский язык, и Нина настояла, чтобы мы отдали его именно в русскую школу. Русские школы всегда выделялись в Ереване сложившимися традициями и сильными педагогами.

Еще одним фактором благотворных перемен, произошедших с мальчиком, я считаю влияние, которое оказывал на него двоюродный брат Семен Ахумян. Несмотря на большую разницу в возрасте (в детстве и юности девять лет – это колоссальный разрыв), они сблизились, и Семен взял над ним негласное шефство. Сейчас, когда Сережа вырос, женился и сам обзавелся детьми, выяснилось, что двоюродные братья даже внешне весьма похожи.

После школы Семен пошел по стопам отца, поступил на филологический факультет университета, окончил аспирантуру и успешно защитил кандидатскую диссертацию. Он женился на однокурснице и стал отцом двух прелестных дочурок. Сережа во многом повторил путь, пройденный Семеном, разве что окончил не университет, а политехнический институт и подарил мне вместо внучек двух внуков.