Никол Пашинян

В июле 1993 года состоялся суд над преступниками. Судили их в Октемберяне по совершенно другому делу. Когда после оглашения приговора Роберту удалось справиться у похитителей о дальнейшей судьбе его автомобиля, он услышал ответ, сводящийся к тому, что его автомобиль находится в руках сотрудников отделения милиции, которые перекрасили его и используют в своих целях.

Возвратившись домой, Роберт сообщил соседям эту потрясшую его новость, поднялся в пустую квартиру (супруга тогда находилась в Абхазии), почувствовал себя плохо и, не успев позвать кого-нибудь на помощь, скончался от сердечного приступа.

Поскольку в течение следующего дня Роберт не отвечал на наши звонки, мы, решив, что случилось нечто плохое, вечером с помощью сотрудников РОВД организовали вскрытие двери его квартиры. Сотрудник, который первым проник в квартиру через балкон по пожарной лестнице и открыл нам входную дверь, увидел мертвое тело Роберта, присевшего перед диваном на корточки и обхватившего голову ладонями.

В последующие годы супруга Роберта каждый раз с приходом на должность очередного нового генерального прокурора республики, обращалась к нему с просьбой восстановить справедливость и наказать воров в мундире. Я встречался со следователями, к которым попадали ее заявления. У меня сложилось впечатление, что пообщавшись с успевшими выйти на свободу ворами и узнав от них правду о судьбе угнанной машины, они теряли всякую охоту докапываться до истины и закрывали дело под предлогом отсутствия улик.