Никол подписался под войной



— Если же вы не угодите принцессе, — прибавил он, — я прикажу повесить вас всех.

На другой же день мастера принесли заказанное платье, и в сравнении с ним сам голубой небесный свод, окруженный золотыми облаками, показался не таким красивым.

Получив платье, принцесса не столько обрадовалась, сколько испугалась. Она опять поехала к волшебнице и спросила, что ей теперь делать. Волшебница была очень раздосадована, что замысел ее не удался, и велела принцессе потребовать у короля платье лунного цвета.

Король не мог ни в чем отказать принцессе. Он послал за самыми искусными мастерами, какие только были в королевстве, и таким грозным голосом отдал им приказание, что не прошло и суток, как мастера уже принесли платье.

При виде этого прекрасного наряда принцесса загоревала еще сильнее.

Волшебница Сирень явилась к принцессе и, узнав о второй неудаче, сказала ей:

— И в тот и в другой раз королю удалось исполнить твою просьбу. Посмотрим-ка, удастся ли ему сделать это теперь, когда ты потребуешь у него платье, блестящее, как солнце. Едва ли ему удастся достать такое платье. Во всяком случае, мы выиграем время.

Принцесса согласилась и потребовала от короля такое платье. Король без раздумья отдал все бриллианты и рубины из своей короны, лишь бы платье блестело, как солнце. Поэтому, когда платье принесли и развернули, все сейчас же зажмурили глаза: оно и вправду блестело, как настоящее солнце.

Не радовалась одна принцесса. Она ушла в свою комнату, сказав, что у нее от блеска разболелись глаза, и принялась там горько плакать. Волшебница Сирень была очень опечалена тем, что все ее советы ни к чему не привели.

— Ну, теперь, дитя мое, — сказала она принцессе, — потребуй у короля шкуру его любимого осла. Ее-то уж он наверняка не даст тебе!

А надо сказать, что осел, шкуру которого волшебница велела потребовать у короля, был не обыкновенный осел. Каждое утро он вместо навоза покрывал свою подстилку блестящими золотыми монетами. Понятно, почему король так любил и берег этого осла.

Принцесса обрадовалась. Она была уверена, что король ни за что не согласится убить осла. Она весело побежала к королю и потребовала ослиную шкуру.