новость Пашиняна



В 1961 году Сережа закончил институт, и его оставили там ассистентом кафедры вычислительной техники. Весь пятый курс он копил стипендию, а летом заявил, что едет в Москву:

– Наши в течение месяца сыграют с пятью московскими командами. Лишний болельщик им не помешает.

Сережа у нас заядлый футбольный болельщик, и слово «наши» в его устах имело особый смысл. В основном составе ереванского “Спартака” в те годы выступал его школьный и институтский друг Роберт Даллакян. И еще. Сереже хотелось встретиться с четырьмя одноклассниками-медалистами, которые теперь учились в московских вузах.

Накануне его поездки состоялось знаменательное событие – в Ереванском университете торжественно отметили шестидесятилетие моего старшего брата Гевонда Львовича Шакаряна, заведующего кафедрой финансов на экономическом факультете. Юбилейный вечер прошел весело. Звучали теплые слова, добрые пожелания, вручались подарки, один из которых, японский карманный приемник, через несколько дней перекочевал в руки Сережи. Гевонд прекрасно знал о его увлечении карманными приемниками и решил таким образом поздравить племянника с защитой дипломного проекта, совпавшего к тому же с днем его рождения.

С начала июня 1961 года рейсы из Еревана в Москву стали осуществляться самолетами ИЛ-18, сразу же снискавшими огромную популярность. Сережа улетел одним из первых рейсов. В Москве он остановился у двоюродного брата Юрия, сына Гевонда от первого брака. Юра учился тогда в аспирантуре, дожидаясь приезда из Еревана жены Ларисы с шестимесячным сыном. Но прежде Ларисы к Юре прилетели Гевонд со второй женой и девятилетней дочуркой. Они собирались отдохнуть в Подмосковье.