Пашинян



Люди моего поколения — 1890-1895 годов — в юности после прославленного Раффи, пожалуй, больше всего любили Мурацана. Конечно, при этом не без удовольствия читали Ширванзаде и Нар-Доса.

Но особо живой интерес вызывало каждое новое произведение — будь оно большое или малое — Мурацана. Восхищались его патриотической пьесой “Рузан”, читали и перечитывали рассказы “Таинственная отшельница”, “Моя невестка-католичка” и другие.

Привлекали в нем ясность мысли, образное слово, изящество стиля. Чтение книг этого писателя стало для нас подлинной школой родного языка.

Популярность Мурацана в то время была весьма велика. Вспоминаю, например, такой случай.

В 1897 году я посетил село Багран, древнюю обитель рода Багратуни, которая со временем стала святым местом. Множество паломников стекалось туда. В часовне посреди цитадели была могила — по преданию — святого Геворга (Георгия Победоносца). Праздник приходился на сентябрь — в это время здесь бывало особенно людно и шумно, на богомолье съезжались из Ширака, Карса, Кагызмана, Сурмали…

Я гостил у местного пожилого учителя. У него имелись номера журнала “Ардзаганк” (“Эхо”), в котором в то время печатался великолепный роман Мурацана “Геворк Марзпетуни”. Мой хозяин с воодушевлением читал мне вслух особенно полюбившиеся ему страницы.

Ранее он читал этот роман своим односельчанам, которые, по его словам, слушали с восторгом.