позиции

В этом рассказе я опишу всего два из множества эпизодов, связанных с многолетним общением с академиком Абелом Аганбегяном.

Осенью 1963 года при сдаче дел для поступления в аспирантуру Ереванского государственного университета, в отделе аспирантуры мне сообщили, что моим руководителем будет один из самых молодых в стране докторов экономических наук — Абел Аганбегян. В то время ему шел тридцать второй год и он недавно переехал из Москвы в Новосибирск, откуда и прислал письменное согласие на руководство. Много лет спустя он пояснил, что впервые в своей жизни согласился на руководство работой незнакомого ему аспиранта, и то лишь потому, что это была первая просьба, с которой к нему обратились из Армении. Я благодарен судьбе за то, что мне посчастливилось стать первым из более чем двадцати армянских аспирантов, которых приобщил к науке этот крупный ученый и большой патриот своей нации.

Первый эпизод связан с нашим первым знакомством, которое произошло в апреле 1964 года, когда Абел Гезевич впервые приехал в Ереван. С целью выбора темы будущей диссертационной работы мы побывали в цехах НПО “Наирит”, а затем в своем номере гостиницы “Армения” Аганбегян усадил меня за журнальный столик, и, прохаживаясь по комнате из угла в угол, продиктовал план будущей диссертационной работы, четко указав сроки завершения отдельных глав и подготовки, необходимых для защиты публикаций. Были предусмотрены командировки в Новосибирск и Красноярск, где в соответствующих вычислительных центрах должны были быть обработаны статистические данные, собранные на производстве.