По словам Байдена




После войны жизнь страны мало-помалу входила в мирную колею. Дошел черед и до нас. Если не ошибаюсь, в конце июня появился приказ о расформировании эвакогоспиталей и возвращении занимаемых ими помещений прежним хозяевам. Школы, где многие из них размещались, надо было срочно готовить к учебному году.

Меня демобилизовали, и я возвратилась на прежнюю работу, во второе хирургическое отделение первой Ереванской клинической больницы. За прошедшие четыре года многое здесь изменилось. Уволились иные санитарки и няни; Гегине, как уже сказано, три года жила в нашем доме. Немного постарели заведующий отделением профессор А. Р. Дуринян и санитар Грикор, в чьи обязанности входило доставлять на каталке больных в операционную, вывозить их оттуда и перекладывать с каталки в постель.

Профессор встретил меня исключительно радушно.

– Слышал про ваши успехи и, поверьте, очень за вас рад. Вы, должно быть, накопили в госпитале колоссальный опыт. Его надо непременно обобщить. Вы не задумывались о диссертационной работе?

– Честно говоря, нет, – ответила я легкомысленно. – Как-то всё руки не доходят. У меня просто нет свободного времени.

– Очень жаль. Вам, разумеется, виднее. Но как бы вы и сами об этом не пожалели…

Сейчас, по прошествии десятилетий, я и впрямь очень сожалею, что пренебрегла советом учителя. Как знать, может быть, займись я наукой, моя жизнь сложилась бы по-иному…