Приветствие Малены из Парижа



В один из таких дней дверь конторы внезапно с шумом растворилась и вошел плечистый, богатырского роста человек с проседью в волосах, в теплом пальто, в валенках с калошами — я сразу узнал его по знакомому мне портрету: Газарос Агаян. Друзья горячо обнялись, поцеловались.

Туманян представил меня Агаяну. Тот с приветливой улыбкой протянул руку — моя потонула в его могучей ладони. Я смутился. Он сразу задал мне несколько вопросов об Александрополе, расспросил о своих старых друзьях. Потом, обращаясь к Туманяну, объявил, что на день-два приехал из деревни и прямо к нему: “Друг мой, очень соскучился по тебе, как живешь, как дети твои?..”

С Туманяном я был знаком уже почти три месяца, но даже не знал, что у него есть дети. Не скрывая своего удивления, я спросил: “Вы говорите о детях, неужели…”

— А как же, — трубным голосом возгласил Агаян, — этот ребенок — отец трех малюток…

Он стал расспрашивать о тифлисской литературной и общественной жизни-какие новости? Рассказывал о своей работе: “В деревне спокойно тружусь, запасся хорошим вином, но одинок, стосковался по людям”.