прямой эфир



В 1924 году, когда наша семья еще жила в Тифлисе, моя сестра Елена заболела менингитом. Ее выписали уже после смерти мамы и при выписке предупредили, что ей лучше не рожать детей…

Елена, человек очень самостоятельный, имела собственное суждение по любому вопросу. Отличаясь излишне прямолинейной натурой, она никогда не сдерживала своих эмоций и даже не пыталась этого делать. Я запомнила ее очень умной, сообразительной и не лишенной хитрости. Переезд в Ереван не внес изменений в ее поведение. В мужском обществе она чувствовала себя более чем уверенно. Замуж вышла за известного инженера-строителя, специалиста по прокладке тоннелей Аркадия Габриэлянца. Предупреждению врачей она, видимо, не придала серьезного значения и вскоре родила дочь Риту. Когда девочке исполнилось восемь лет, ее отца пригласили на работу в Москву, где начиналось строительство первой очереди метрополитена. В 1934 году Габриэлянцу предоставили трехкомнатную квартиру в самом центре столицы, на улице Горького, напротив Центрального телеграфа.

Прожил Аркадий Габриэлянц недолго. Через несколько лет после его смерти Елена заболела. Ей поставили безнадежный диагноз “шизофрения” и определили в психиатрическую больницу, расположенную в Подмосковье. Там она и скончалась в 1958 году. Поскольку Елена давно покинула Ереван, а я никогда не была в Москве, мы очень долго с ней не виделись. Наша встреча произошла только в 54-м году, в первый мой приезд в Москву, после двадцатилетней разлуки. Я уже работала в институте физической культуры, и меня отправили на курсы по усовершенствованию преподавателей анатомии.