Прямой эфир



Теперь, когда я сам заведую кафедрой, с аналогичными просьбами обращаются и ко мне. Просьб бывает так много, что я перестал ставить неудовлетворительные отметки, к чему и призываю своих коллег. Я считаю, что система платного обучения полностью дискредитировала понятие “обучение в высшей школе”. Нерадивых студентов практически не исключают из вузов, позволяя пересдавать один и тот же предмет по нескольку раз.

А как учатся в школе мои внуки?… Даже язык не поворачивается назвать этот процесс учебой. Такое впечатление, что у моих внуков круглый год каникулы. Последние объявляются по любому поводу и без повода: то холодно, то эпидемия, то оптимизация или еще чего-нибудь. Мои внуки знают по именам всех голливудских артистов, играют с самыми замысловатыми игрушками, начиненными сложнейшей электроникой, а из литературы признают только детективы. Я помню, как у меня насильно отнимали книги, которыми я зачитывался до поздней ночи. Сейчас они смотрят до поздна фильмы с участием пришельцев и прочей ерундой. Но я, кажется, увлекся и забыл про моего отца.

Чертежи к его дипломному проекту помогли начертить моя двоюродная сестра Наталья (к этому времени ее отца снова сослали, но уже на Алтай) и ее друг. Они вместе заканчивали архитектурный факультет того же института. Я помню, как после занятий они приходили к нам домой и до поздна корпели за чертежными досками, которые на ночь убирались под кровати. Тот день, когда моему отцу вручили диплом о получении высшего образования, стал для моей мамы одним из самых счастливых дней в ее короткой жизни. Мы же все облегченно вздохнули.