Саркис Цатурян



Мои родители решили попросить папиного брата, ставшего депутатом Верховного Совета республики, ускорить установку телефона в нашей квартире. Отец подал заявление в центральный узел связи сразу же после демобилизациии. Я хорошо помню, что в качестве основного аргумента на установку телефона использовался тот факт, что мама работает врачом-хирургом и за ней часто приезжают по ночам и вызывают в больницу. Наше заявление пролежало без движения года три, пока дядя не обратился к министру связи, по указанию которого телефон установили буквально на следующий день.

Учитывая факт дарения дядей трофейного пианино, мои родители решили сразу отблагодарить его и за подарок и за телефон. На собравшемся вечером семейном совете было решено подарить дяде охотничье ружье, и на следующий день мы с отцом отправились в охотничий магазин, который располагался на месте теперешнего букинистического магазина, что на проспекте Маштоца. В магазине работала продавщицей женщина по имени Агаби, которая оказалась близкой подругой моей бабушки и из-под полы продала нам шикарную двухстволку работы тульских оружейников и две коробки с патронами. В одной коробке находились патроны, начиненные пулями, а в другой — дробью. Поскольку дядя, приезжая по делам в Ереван, останавливался у бабушки, отец решил отнести подарок домой к бабушке с дедушкой.

Зайдя во двор, мы спугнули стайку воробьев, примостившихся на оставшемся без листьев в связи с наступлением зимы тутовом дереве. Дождавшись возвращения стайки, отец тут же решил испробовать купленное ружье. Он заложил в оба ствола патроны, начиненные дробью, вышел на балкон, и… через минуту я собрал под деревом семнадцать тушек. Бабушка тут же их зажарила и я, наконец, познал вкус воробьинного мяса, т. е. случилось то, что я задумал осуществить еще в годы войны в нашем дворе. У отца же проснулся охотничий инстинкт и он передумал оставлять ружье у бабушки. В ближайшее воскресенье он отправился на охоту в сад, в котором находился бассейн суточного регулирования питьевой воды. Там, на склоне горы, начинающейся сразу же за железнодорожной линией, он подстрелил двух куропаток. Через неделю ружье было торжественно вручено дяде, который, поблагодарив за подарок, заметил, что на Урале он пристрастился к рыбалке, и теперь ему придется разрываться между охотой и рыбалкой.