Секрет спасения



К числу наиболее ярких воспоминаний о моем детстве я отношу два дачных сезона, проведенных нашей семьей в Степанаване. Туда на отдых мы ездили вместе с семьей друзей моих родителей, в которой так же было двое детей:девочка Эрна и мальчик Роник. Они были старше меня, и это их мне ставили в пример, когда я отбрыкивался от уроков музыки. Справедливости ради хочу заметить, что от общения с ними я, действительно, окультурился. Их мама, тетя Эмма, была племяницей великого армянского поэта Вагана Терьяна. Часто бывая с моими родителями у них в гостях, я познакомился с двоюродными братьями моих новых друзей, один из которых Эдгар Оганесян тогда учился в консерватории и стал очень известным композитором, а другой брат Арик Григорян стал доктором филологии, одним из секретарей Союза писателей Армении и сейчас избран в Академию Наук.

Особенно мне запомнились два вечера, когда к ним в гости после спектакля зашел очень популярный и всеми любимый народный артист Грачья Нерсесян. Его пригласили за наспех накрытый чайный стол, а нас, детей, предупредили, чтобы не шумели. Вообще, я считаю, что мне очень повезло по части увидеть в живых и находиться рядом с такими знаменитыми людьми, как известный чтец Сурен Кочарян, театральный режисер Левон Калантар, народный артист Вагарш Вагаршян. Все они были друзьями моего дяди, , очень известного литературоведа и театрального критика Тиграна Ахумяна, мужа маминой старшей сестры тети Нины. О них и других, не менее известных деятелях армянской культуры, очень талантливо и интересно написали в своих воспоминаниях мой дядя и его сын, мой двоюродный брат — Семен Ахумян, чью заботу и родительское участие я ощущал и продолжаю ощущать на протяжении всей своей жизни. О нем я напишу отдельно, а пока вернусь к поездкам в Степанаван.

Туда мы ездили на грузовике, который ранним утром заезжал сперва на улицу Терьяна, и загружался домашней утварью наших друзей, а потом подъезжал к нашему дому, из которого выносились кастрюли, постели и пр. Мама с братом садились в кабину, а я с отцом, моим двоюродным братом Левоном, отца которого снова сослали и няней взбирались в кузов, где уже на своих вещах восседала семья наших друзей. Кстати, тетя Эмма по примеру моей мамы также забирала на отдых со своей семьей одного из своих племянников.