Серж Саргсян (видео)



“Героем” второго эпизода стал я. Он состоялся в 1953 году, спустя несколько дней после кончины Сталина. Когда вождь заболел, всю страну водили за нос, по нескольку раз в день сообщая о состоянии его здоровья, в то время, как потом выяснилось, он уже давно умер. В эти дни наш преподаватель истории древнего мира, заходя в класс и, прежде чем начать очередной урок, посылал дежурного по классу в учительскую за очередным бюллетенем о состоянии здоровья “вождя народов” и, в ожидании его возвращения, нервно ходил из угла в угол с потухшей сигаретой в руках.

Мы интуитивно чувствовали, что перед нами разыгрывается спектакль, главное действующее лицо которого надеется, что зрительская аудитория поверит в его искренние переживания и не заметит фальши в его поведении. Будучи глубоко обиженными за то, что нас принимают за каких-то придурков, мы решили наказать учителя, поменявшись с ним ролями. Вскоре такой случай подвернулся. Накануне очередного урока истории я был в гостях у дяди-литератора Тиграна Ахумяна, который рассказал один эпизод из своей юности. Будучи студентом в Москве, он шел по улице и за ним увязалась бездомная собака. Идущая навстречу незнакомая дама заинтересовалась кличкой собаки. Дядя не задумываясь произнес “Акабос”, т. е. произнес сочетание букв в слове “собака” в обратном направлении. Я тут же попросил повторить этот прием в отношении двух слов “телеграф” и “телефон”, и еще раз убедился в его безграничном литературном таланте.

На следующий день я поделился с одноклассниками с возникшим в моей голове планом отмщения и получил их согласие. Дождавшись момента, когда учитель истории принялся рассказывать новый урок, я прервал его и попросил рассказать о двух древнеримских полководцах “Фаргелете” и “Нофелете”, о подвигах которых в нашем учебнике истории почему-то умалчивается. Честно говоря, мы не верили в успех нашего плана, и думали, что преподаватель истории откажется от ответа. Но, к нашему большому удивлению, он не только не отказался от ответа, а, наоборот, принялся бойко рассказывать о вымышленных подвигах несуществующих полководцев. Надо было в этот момент видеть тот неподдельный стыд. который испытывала компания “мстителей”, втянувшая взрослого человека в такую авантюру.