Эля Оганесян



Только кто же повезет прах нищего в такую даль…

Э, ничего! Лишь бы Италия стала свободной — я услышу эту весть и отсюда!

Теперь я живу только ради внучки. Дай бог дотянуть, поставить ее на ноги, а там и помирать не страшно. Одно желание и осталось — вырастить ее: что будет с этим ребенком, если меня не станет?.. Но великий дух Гарибальди вечно со мной, он ободряет меня, он утешает меня в этой жизни… А когда пробьет мой час… О! Тогда я буду с Гарибальди — там, на небесах…

Голос старика прервался, он поднял глаза вверх и надолго задержал их на портрете Гарибальди.

Воцарилась благоговейная тишина.