Никол должен устоять:

думает, — надо себя показать”. Взял и подарил каждому по верблюду со всей поклажей, а главному их — так даже двумя верблюдами больше.

— Ступайте, детей своих поите-кормите. А хозяевам окажите, что ага Назар караван себе забрал. И ничего не бойтесь.

Конца-краю не было благодарностям караванщиков. И пошли они своей дорогой, радостные донельзя, прославляя по всему свету отвагу и доброту Назара.



А Назар, теперь уж точно Ага Назар, проехал на своем осле вперед и один-одинешенек повел за собой целый караван. Покуривает трубку и рассуждает вслух:

“Говорил же я, что все дело в везенье! Ум, храбрость — все чепуха. По-моему ведь вышло? По-моему. А теперь, Ага Назар, отведи-ка свой караван в город продай, построй себе хоромы богатые, завались на бочок и живи-поживай припеваючи”.

Едет Ага Назар, едет, долго ли, коротко ли — про то дорога знает, и доезжает до владений соседнего царя. А в тех краях, оказывается, разбойников развелось видимо-невидимо. Назару и невдомек, едет себе — в ус не дует.