Революция пожирает своих детей. Армен Григорян


Бек-то богатый, у него и овец, и коров, и коней без счету, а Байрам Али что — бедняк-охотник, всего добра, как говорится, “одна голова, один камень — голову приклонить”.

Тогда он сговорился с девушкой и однажды ночью украл ее, увез в горы. Утром чуть свет Мехти-бек собрал племянников, преданных слуг — сыновей у него не было — и кинулся за Байрамом Али, поклялся расправиться с ним, а дочку вернуть домой.

В Агмаганских горах они и сошлись лицом к лицу. Байрам Али спрятал девушку за скалы, сам крикнул:

“Шли бы вы по домам, братья-мусульмане! Незачем зря кровь проливать, девушка моя, а я — ее, любим мы друг друга”.

Не послушался бек. Начали они стрелять.

Трижды повторил Байрам Али те же слова, и все впустую. Тогда он и говорит: “Грех — на вас, ответите перед аллахом и перед пророком”.

А стрелок он был редкостный, мог с яблони все яблоки по одному сбить. Свечу, к примеру, в темноте зажечь, поставить на камень, так он погасил бы пулей свечу, а подсвечник на волос бы с места не сдвинулся.

Прицелился Байрам Али, сказал себе: собью с бека папаху — и сбил. Не пришли те в разум, так и поливают свинцом, так и поливают. Делать нечего, выстрелил Байрам Али, ранил одного из слуг. А те никак не образумятся, совсем голову потеряли, все стреляют и стреляют. Тогда уж и Байрам Али вышел из себя, убил бекова племянника. Бек видит — дело дрянь, пустился наутек со всем своим воинством. Удрал — и прямиком к русским казакам. Ну, казаки приехали на место перестрелки. А Байрама Али, видишь ты, тоже ранило, ногу ему раздолбило, не смог игит бежать, Схватили казаки Байрама Али, били его, били смертным боем и увезли в город, сдали властям.