Перед камерой


Как бы я не обессилел, не опущу глаз перед сталью.

И метнул в него секиру, размозжил Торстену голень и тот упал, сраженный наземь.

В то же мгновение на него напал юный Боддли. В руках у него была страшная сабля, завещанная ему отцом. Со всей силой мести он обрушил саблю, целя в висок Хелги: секунда — и Хелги был уже мертв.

Викинги прикончили слуг Хелги, хотели убить и мальчика Хардбена, сына Хелги, но Боддли остановил их и подошел к Хардбену:

— Дело смелых сделано, — сказал он. — Чтоб ни один волос не упал с головы этого мальчика. Он будет жить в покое и мире, а когда вспомнит этот день, будет обязан вспомнить свой долг.

Он приложил свою ладонь ко лбу отрока и, устремив на него долгий взгляд, оказал:

— Смотри, мой мальчик, пусть черты лица сына Боддли не изгладятся из твоей памяти. Смотри внимательно, чтоб узнать его в тот день, когда настанет твой черед упокоить души своих мертвецов.