Сона Шахгельдян

Но, судья, всякое существо, чтобы жить, должно питаться. Если ты лишишь его пищи, прервется нить жизни. Отнимая у меня голубку, ты обрекаешь на смерть не только меня, но и моих детенышей.

— Ты очень мудро рассуждаешь, гриф, могучая птица, но могу ли я предать гибели несчастную голубку? Ни за что! Двери моего погреба распахнуты перед тобой. Ступай, выбирай, что пожелаешь — косулю, кабанину. Скажи, что хочешь, — я исполню твою волю.

— Нет, Ушинара, таков закон природы, грифы питаются только голубиным мясом. Верни мне голубку!



— Гриф, — упрашивал Ушинара, — я тебе дам все, что ты пожелаешь. Я не могу обречь на гибель нашедшую у меня приют голубку.

— Судья, — ответил гриф, — если ты так любишь голубку, дай взамен мне от своего тела столько мяса, сколько весит голубка.

— Да, твои слова справедливы, — сказал удовлетворенный Ушинара, — я с радостью дам тебе, гриф, взамен мое тело.