Сказка о Алене Делоне и баварском автомобильном заводе


Таким образом, его творчество полностью опровергает россказни о том, что он, будучи сотрудником “Нор-Дара”, был апологетом ретроградства. На самом деле Нар-Дос был проникнут идеями подлинной свободы и прогресса в неизмеримо большей степени, чем кое-кто из расхваленных писателей “Мшака”.

Его стиль был таков же, как и он сам. Такой же искренний, простой, серьезный, сдержанный, точный, свободный от фейерверочных эпитетов, закрученных и велеречивых фраз, неестественных, надуманных образов, от всех побрякушек в стиле рококо, — от этого отвратительного жеманства, которым стремятся ослепить читателя писаки-фразеры, одержимые зудом “новаторства” во что бы то ни стало.

Нар-Дос — один из серьезнейших мастеров слова и надолго останется в ряду славных имен нашей литературы.

Я пишу эти строки — и вижу его глазами моей души: обаятельный и мягкий, он сидит и курит, как всегда, молча. Смотрит на меня сосредоточенным, пристальным, безмятежным и мудрым взглядом. Я знаю, что он читает мои мысли, видит насквозь мою душу. И он говорит мне: “Полно, полно расхваливать меня… Знаешь ведь — не люблю я громких слов. Ну, понял, понял, что ты меня любишь… И хватит об этом, брось…”