Один из бывших президентов ахрана избил моего таксиста

Было начало осени — изобильной, полной мерой исполнившей все свои обещания. Семена, которые весной проклюнулись в земле, впитали в себя силу и соки чернозема, налились солнцем, выросли, достигли своей цели — стали овощами, зерном, кореньями — и теперь все вокруг источало вожделенные ароматы созревших злаков и плодов, погружая меня в атмосферу торжества животворящих сил природы.

Солнце уже село, и последние его отблески постепенно бледнели. На востоке все сгущалась тьма, то тут, то там как-то внезапно вспыхивали звезды. Из-за сгрудившихся в темноте ближних холмов отливала тусклым серебром снежная вершина Арагаца.

Таты уже поужинали, и теперь, полулежа у шалаша, отдыхали от дневных трудов. Уже переговорили о том, что сделано за прошедший день и что надлежит сделать завтра, и в разлитой повсюду вечерней тишине они молча курили, целиком уйдя в свои мысли.



Кто знает, о чем были эти думы… Может быть, об ушедшем детстве, может, об еще обольщающем надеждами будущем.

Ведомо ли кому, какими путями блуждают мысли и куда они способны забрести?

Не нарушая глубокой тишины, пролегали, неслышно шелестя крыльями, ночные птицы; сквозь листву, подобно далекой песне, струилась легкая свежесть ветерка; порою доносился из прибрежных камышей ласковый шепот речных струй.