Армянин, в честь которого лично Сталин пил тост. узнаем наших героев

Так по велению императора Цин-Ше-Оанг-Тин эмблема китайского знамени — дракон — воплотилась в стену, и эта бесконечная, гигантская змея вползала на синие вершины гор, спускалась в темные ущелья, перекидывалась мостом через бурные реки, через стремнины, перебиралась по болотам, извиваясь, тянулась по безбрежным полям и скрывалась, зарывшись в пустынных песках Гоби.

Дракон Шанг-Шенг за десять лет томлений и страданий — целая вечность! — высосал и выжал душевную и телесную мощь, силы и богатства несметного китайского народа.

Обреченные на смерть гибли и погребались под тяжестью каменных стен, а те, кто оставался в живых, возвращаясь домой изнуренные и постаревшие, находили у себя высохшие сады и опустелые очаги, и соседи указывали им лишь родные могилы.



Сердце великого китайского народа изнывало, обливаясь кровью от безжалостных злодейств чудовищного дракона — Шанг-Шенга; и горько зарыдало оно, и вся эта беспредельная скорбь, весь гнев народа-труженика вылились в “Песне о великой китайской стене”.

“Первый весенний месяц, спокойный и полный свежести.

В дверях домов красные фонарики.

Много мужей вернулось домой, а мой муж все еще трудится над Шанг-Шенгом.

Второй месяц; две ласточки слетели к нам на крышу, у нас над окном дремлют они.