С нашей позиции


Пять сотен тысяч несчастных похоронено в основании и в толще стены, и Шанг-Шинг справедливо был назван “длиннейшим кладбищем в мире”.

Беглецы погибали в бесплодных горьких пустынях, их безыменные останки расклевывали вечно голодные стервятники, их натруженные кости засыпали злобные ветры пустыни.

Три миллиона тружеников на своих страданиях, на своей крови и костях воздвигали исполинскую Шанг-Шенг, упершуюся в несокрушимые каменные гряды. Это укрепление было длиною в три тысячи километров и одиннадцати метров в высоту, с двойными и тройными стенами, с бесчисленными воротами, с рядами железных засовов, со множеством башен и бойниц.

Цепью из камня и кирпича, уложенных в Шанг-Шенг, можно дважды опоясать земной шар.

Так по велению императора Цин-Ше-Оанг-Тин эмблема китайского знамени — дракон — воплотилась в стену, и эта бесконечная, гигантская змея вползала на синие вершины гор, спускалась в темные ущелья, перекидывалась мостом через бурные реки, через стремнины, перебиралась по болотам, извиваясь, тянулась по безбрежным полям и скрывалась, зарывшись в пустынных песках Гоби.

Дракон Шанг-Шенг за десять лет томлений и страданий — целая вечность! — высосал и выжал душевную и телесную мощь, силы и богатства несметного китайского народа.