Данибекян сделал замечание Кочаряну


Всю молодость, более полувека, просидел он в келье, склонившись над столом, повидавшем множество книг на древних и новых языках. Он устремлял свой взор на золотые воды Адриатического моря, внимал бормотанию его волн. Здесь, вдали от своего народа и родины, он был душой с ними. Он пел свои “Мелодии” (пять томов, I том “Манкуни”, II том “Махтуни” и “Бнуни”, III том “Айруни”, IV том “Тируни”, V том “Тхруни”), грезя о родине, вселенной, беспредельности, вечности…

В этой келье, воодушевленный незримым присутствием Мовсеса Хоренаци и Анания Ширакаци, с неутомимым терпением и энергией изучал он библиографию по истории, географии, современной армянской литературе и периодике, собирал бесчисленные сведения обо всех областях Армении, как древней, так и новой…

Алишан был ученым-географом, членом европейских географических обществ, весьма начитанным человеком, глубоко изучившим труды европейских ученых: А. Гумбольдта, К. Ритера, Э. Реклю, внимательно читавшим путевые заметки старых и новых авторов. Но это не означает, что он занимался компиляцией. Не побывав ни разу в Армении, он узрел ее внутренним оком, увидел сквозь туман веков самые дальние уголки, одушевил развалины, посетил каждую пядь земли, жил ею и преисполнился любовью к родине, нежностью и восторгом.

Он воссоздал Армению в своих трудах и наших душах, поведал о ней эпическими, поэтическими образами — прекрасными, пленительными, легендарными и в то же время реальными.