От заклятых друзей до звонка Лаврова (видео)


На другой день я застал Айрика в прекрасном расположении духа. С ясным лицом он сидел на диване и читал книгу. Рядом сладко мурлыкал любимый кот Ваник.

— Садись, сын мой, поговорим, скоротаем вечер. — Выпив чашку кофе, он свернул толстую папиросу и заговорил:

— Ты тоже куришь, я видел, и знаю какое это удовольствие — закурить после кофе. Но знай, что при Айрике курить нельзя. Заметит кто-нибудь из братии и растрезвонит по всему свету, что армянский католикос разрешает курить в своем присутствии, — и Айрик залился добродушным, веселым смехом. — В утешение я подарю тебе мундштук из своей коллекции.

Он взял трубку, вырезанную из оливкового дерева, вручил мне.

Потом рассказывал всякие истории, смешные случаи.

Хотя память его была на удивление свежа, он часто перескакивал с одного предмета на другой: рассказывал то о султане Гамиде, то о деревне в провинции Муш, поэтически описывал какую-то гору в Васпуракане, говорил о лондонских музеях, о Париже. Все, чего он ни касался, было интересно по содержанию и красиво по форме. Из своего богатого прошлого, словно из легендарной сокровищницы, извлекал он драгоценные камни-воспоминания и воодушевлялся ими, они оживляли его. Он жил своим прошлым. Эти воспоминания были всей историей XIX века нашего народа, прекрасной Одиссеей. Создатель ее и свидетель многих событий, он вел вас отеческой рукой в глубь армянской истории, в монастыри, на древние развалины, в европейские дворцы и на конгрессы. Как в калейдоскопе вы видели Масис и Мон-Блан, море Бзнунянц и Босфор, армянского труженика-крестьянина и курдского разбойника бека, Григора Отяна и Раффи, диких пашей и султана, Бисмарка и т. д. и т. п.