Какие геополитические развития ожидаются армянскому народу в будущем году?


Особенно сблизился я с Агаяном в 1900-х годах, когда был создан литературный кружок “Вернатун” (“Мансарда”). Мы часто встречались в доме у Туманяна, а иногда у Агаяна. В то время он был старшим среди нас, нашим литературным патриархом.

Агаян уже почти не писал художественных произведений, но всегда как отец искренно радовался нашим успехам. Мы его очень любили, прислушивались к отзывам, замечаниям. На вечеринках он по-прежнему пел про Кероглы своим зычным голосом, но к общей радости уже примешивалась печаль — увы, постарел наш любимый друг…

За революционными событиями 1905 года Агаян следил с юношеским восторгом, надеялся, что близок час осуществления его заветных чаяний, мечтаний.

Последовавшая затем реакция глубоко огорчила старого писателя, но не надломила душевно. Вера в лучшее будущее в нем никогда не угасала.

Для Агаяна — оптимиста по натуре — скорбь и печаль были всегда кратковременными, преходящими переживаниями. Он не поддавался отчаянию, надежда и воодушевление его не покидали.

С величайшим вниманием следил он всегда за новостями литературной и общественной жизни, научными достижениями, открытиями. Встречаясь с людьми, жадно расспрашивал обо всем, что его интересовало.