Не ожидали

В жизни для него не существовало никаких других удовольствий, кроме чтения и сочинительства. Самозабвенно любил книги, был библиофилом, библиоманом. Увлеченный своими занятиями, почти не показывался в обществе. Крайне редко можно было встретить его на праздничных торжествах, вечерах, собраниях.

Чего только и о чем только он не читал: художественную литературу, литературную критику, записки путешественников, книги исторические, научные, философские. Проглатывал том за томом обширную русскую оригинальную и переводную литературу и никак не мог насытиться. Не было ни одной старой или новой армянской книги, которой бы не знал. Любознательность его не имела границ.

Восемнадцати лет вступив на литературное поприще, он избрал своим псевдонимом имя героя знаменитого романа Фридриха Шпильгагена. И с тех пор пятьдесят пять лет не выпускал из рук перо и умер за рабочим столом.



Как восторженный ученик и почитатель Григора Арцруни, со всей силой своей страстной натуры он распространял, популяризировал либеральные взгляды любимого учителя и вел беспощадную борьбу против армянских консерваторов. Очень часто его пристрастное, фанатичное перо источало яд, поражало остротой ланцета.

Литературная деятельность его отличалась большим многообразием. Как публицист, он написал великое множество статей, которые в свое время читали, задыхаясь, восторженно.