надо видеть собственными глазами


По тому времени он был довольно сведущ в вопросах теории социализма и революции. Он жил идеями социального переустройства. Они, если можно так сказать, стали его мироощущением, его верой и наукой, пафосом и мудростью. И это сказывалось во всем — в спорах и беседах, в выборе друзей, в отношении к музыке и поэзии. Не случайно самыми любимыми его поэтами были Некрасов, Огарев, Мельшин, Верхарн, Ада Негри. Их он ставил несравненно выше других признанных европейских и русских поэтов.

Было это в последних числах октября 1905 года. За вероломным царским манифестом последовали кровавые дни. Манифест словно спустил с цепи зверя тирании. Вооруженные слуги самодержавия вышли на улицы громить революционный народ.

Я приехал из Александрополя в Тифлис и поздно вечером кружил по Дворцовой улице, стучась в двери то одной, то другой гостиницы — перепуганные владельцы повсюду заперли двери и никого не впускали.

Были у меня родственники на левом берегу Куры, но я не решался перейти через мост — там военные патрули проверяли и обыскивали каждого прохожего. Растерянно бродил я в поисках ночлега.

И в это время неожид