То, что произошло с этим вы упадете от смеха.


Александр Спендиаров, Александр Таманян, Романос Меликян — дорогие, заветные имена! Нет, вы не умерли, вы живы в, ваших творениях. Бессмертные творцы искусства, вам жить и жить в сердцах поколений!

Судьба была жестока к Таманяну. Древние сказали бы: боги завидовали ему и поразили его. Несколько лет тому назад смерть унесла молодую, красивую дочь. Это сокрушило его сердце. И рана еще не зажила, когда последовал новый безжалостный удар — умерла вторая дочь, такая же прекрасная и цветущая.

Я с удивлением узнавал, что при всем этом он продолжает работать.

Он трудился, находя утешение в труде. Увлеченный своими обширными планами, замыслами, в напряженной работе забывал горе и боль. Подобно всем великим страдальцам, он был одержим одним желанием: отдать свой талант родному народу, а печаль свою и муки воплотить в прекрасные дела — в свои создания.

Несмотря на расшатанное здоровье, он всегда был занят. Его могучий дух поддерживал больное, слабое тело.

Обычно я его встречал или в мастерской — здесь он, склонив голову над чертежами, рассматривал проекты, отдавал распоряжения своим ученикам, — или на стройке, где он внимательно разглядывал каждую деталь, беседовал с рабочими, каменотесами. Так проходили его дни.

Будучи по натуре неутомимым исследователем, Таманян не удовлетворялся своими познаниями. Постоянно выкраивал время для ознакомления со вновь обнаруженными образцами древнего армянского зодчества.