Посмотрите, как встретил Путин премьер-министра Никола Пашиняна


Совершенно объективно, без малейшего преувеличения, хочу сказать, что армянскими письменами, армянскими словами равного по силе патриотического стихотворения не было написано никем. Это исключительная, небывалая вещь! Могу сказать, что в европейской литературе, даже в мировой, подобного стихотворения о родине, написанного с таким размахом, с такой силой и глубиной, я, по крайней мере, не помню.

В армянской литературе эпохи Октябрьской революции, несомненно, Чаренц — самый крупный поэт. И он оказал огромное, многостороннее влияние на последующее развитие нашей поэзии, ее изобразительных средств, поэтики в целом.

Безвременная смерть поэта — навеки трагическая утрата. Если б он был с нами, — сколько еще мог бы создать! Но и то, что он оставил нам, — возвышается как нетленный обелиск в пантеоне армянской литературы.

Преклонимся пред памятью поэта.