о заявлении Никола Пашиняна

Мои родители, выходцы из Шуши, принадлежали к тамошней интеллигенции. По крайней мере, по отцовской линии. Отец мой, Левон Саркисович Шакарян, родился в 1860 году и был единственным сыном врача-педиатра Саркиса Левоновича Шакаряна. Несмотря на все старания последнего передать ему свою профессию по наследству, отец уклонился от этой слишком ответственной, как он считал, работы и предпочел открыть в родном городе книжный магазин. Кстати, он продолжил торговать книгами и в Ереване, где наша семья в конце концов обосновалась.

Моя мама Наталья Герасимовна происходила из купеческого рода Кафиевых. Ее отец владел ковровой фабрикой в Шуши и несколькими мануфактурными магазинами в Баку и Тифлисе. Женщина глубоко религиозная и несколько наивная, мама имела твердые воззрения на жизнь, которые легко согласовывались и с обычной житейской моралью.

Мама была на десять лет моложе отца, и когда они поженились в 1891-м, ей исполнился двадцать один год. До меня у них родилось семеро детей. Старшая моя сестра Нина родилась в 1893-м, через три года появилась на свет Елена, далее с интервалом в четыре и два года последовали братья Гевонд – он, к сожалению, скоропостижно скончался в 1961-м – и Саркис. Я родилась в 1912 году и замкнула собою двадцатилетние старания родителей улучшить демографическую ситуацию в стране, и без того в то время неплохую. В промежутке между моим рождением и рождением Саркиса – а это целых десять лет – родители произвели на свет еще трех девочек, нареченных Верой, Надеждой и Любовью. Но ни одна из них не прожила и двух лет.