Деда Мороза хочу мужчину,

Вчера я попросила Сережу покопаться в семейном альбоме и найти ее. Вот она, немного потертая и выцветшая. Сережа сидит на коленях у полковника Собко, а рядом с ним стоит Эдуард – сын моей коллеги Араксии Владимировны Табагян.

Приведу два письма Ивана Дмитриевича.

“Доброго здоровья, Белла Львовна!



До Тбилиси доехал хорошо. В дороге было весело, но здесь скучно. Почему-то Ереван мне более близок, чем Тбилиси. Город определяют люди, их отношение к нам.

В Ереване я приобрел таких людей, о которых забыть нельзя. Ведь кто я? Я был обыкновенным больным, как и все. На войне я потерял многое, в том числе и самое близкое – семью. Но в замечательном коллективе врачей я нашел новую, родную семью.

Сто дней, прожитых у вас в госпитале, навсегда останутся в моей памяти замечательным примером душевной, человеческой заботы советских врачей о воинах Красной Армии.

Если Вы еще нездоровы, то желаю быстрейшего выздоровления. Приветы Белле Сагателовне, Марии Степановне, Белле Самуиловне, Ирине Александровне, доктору Синельниковой и доктору, фамилии которого я не знаю, но он единственный мужчина у вас в больнице.