сгорела главная елка страны


Арам Григорьевич Шагинян – это большой души человек. Я ценю его так же высоко, как и Вы. Как мне сообщили, он снова будет работать в Вашем коллективе. Это очень хорошо, даже больше, чем хорошо, ибо таких работников у нас немного.

Вы, Белла Львовна, спрашиваете, как я живу? Живу хорошо. Считается, что живу в Тбилиси, но фактически это не так. Большую часть времени живу в других городах Кавказа. Этого требует долг работы. Но это к лучшему, не приходится бывать долго на одном месте, а следовательно, и скучать.

Здоровье мое хорошее, отвечая Вам на Вашем языке, можно сказать: самочувствие хорошее, сон, аппетит нормальные.

Думаю, что в начале мая приеду в Ереван и тогда мы поговорим более подробно. Я Вам расскажу кое-что из своих поездок.

Передайте привет Карамяну М. М., Изабелле Сагателовне, Марии Степановне, Зое Александровне, Ирине Александровне, Белле Самуиловне и всем знакомым врачам, медсестрам и санитаркам.

Привет Нине Львовне и Сержику.

Крепко жму Вашу руку. И. Собко”.

Обещание приехать в Ереван Иван Дмитриевич исполнил через пятнадцать лет. Поздним майским вечером 1958 года он без предупреждения появился на пороге нашей квартиры. Сказал, что в Ереване проездом, специально заехал по пути из Тбилиси в Баку. К этому моменту у него уже была новая семья и росла двенадцатилетняя дочь. Вечер воспоминаний затянулся до трех ночи