Мы бежали из Шуши, спасшись от него. житель приюта для бездомных


После выздоровления Степаняна-младшего демобилизовали, он устроился на работу в автопарк правительства и, воспользовавшись, как говорится, служебным положением, подъехал к нашему дому на черном автомобиле с огромными никелированными фарами. Сережа в качестве хозяина добрых два часа дожидался на улице его приезда (они успели познакомиться в госпитале), проводил его к нам и умчался во двор хвастать перед сверстниками машиной. Ляля пришла с небольшим опозданием.

Сережу только после долгих уговоров удалось затащить домой. Гость усадил его на колени и принялся рассказывать о своем племяннике Вильсоне, сыне Героя и Сережином ровеснике. В ту пору он жил с матерью в Москве, а позднее судьба свела его с моим сыном. Они вместе учились в Ереванском политехническом институте и за пять лет подружились. Кстати, в Ереван его перевели по инициативе Демиля. Когда знаменитый брат-летчик погиб – это случилось за несколько месяцев до победы, – Демиль взял шефство над осиротевшим племянником.

Любопытно было наблюдать за ухаживаниями моего бывшего пациента. Неожиданно у него объявился соперник – мой сын-карапуз. Дело в том, что Сережа незаметно залез под стол и попытался погладить Лялины ноги. Демиль со смехом вспоминал об этом происшествии при каждой нашей встрече.

В тот вечер я в полной мере ощутила, до чего же невоспитан мой первенец. Няня давно уже жаловалась, что он совсем ее не слушает. Да и чего еще было ожидать от мальчишки, целыми днями пропадавшего на улице в окружении таких же сорванцов. Когда Левон вернулся домой, ему пришлось немало постараться, чтобы вырвать Сережу из этой среды.